МОНСТРОВ ЗАЛИВ
Новости с места



В начало!

Zerkalo Vetra




30-05-06   Как проехать в Африку или заметки Бордпроводника.
    ...на четвертом этаже встретили стадо коз, но на них никто не обращал внимания. Что они там делали, непонятно, никакого пастбища на ближайших этажах мы не видели. Изрядно побегав по этажам и допросив всех, кого можно, выяснили, где находится то, что нам надо...
Идея съездить в Египет на машине возникла довольно давно. Если посмотреть на карту, то ставшая почти родной Хургада не так уж далеко, а машин с Российскими номерами не видно, также как впрочем и с Украинскими или еще какими-нибудь кроме Арабских.
Все, кто передвигался по Хургаде, с «теплотой» вспоминает местные маршрутки и такси, а ездить надо. Кому за сувенирами, кому не дальше “Duty Free”, но надо.
В общем, идея засела в мозгу прочно.

Поиск советов в Российском Интернете почти ничего не дал. Довольно интересным и полезным оказался рассказ Александра Симо о поездке через Африку в 2002 году. http://www.simo.ru/africa02/index.htm
Уже из этого рассказа стало понятно, что основная трудность – это въехать в Египет.

Будучи в Дахабе в ноябре 2004 года, решил провести разведку и поехал в порт Нувейба, который расположен всего в 70 км. от Дахаба. В Нувейбу приходят паромы из Акабы (Иордания), так что это самый ближайший пункт въезда в Египет. По наивности надеялся, что в порту меня если уж не встретят хлебом и солью, то, как минимум впустят внутрь и все обстоятельно расскажут.

Все оказалось совсем непросто. Порт больше похож на что-то среднее между большой тюрьмой, вокзалом и базаром одновременно. Высокие стены с колючей проволокой. Большие ворота, около которых постоянно стоит десяток солдат и офицеров, не признающих никакого языка, кроме родного. В маленькую калитку стоит очередь из нескольких сотен Арабов с тюками, мечтающих просочиться в порт. Рядом ревет моторами несколько десятков грузовиков, дым и шум стоит нереальный.

Тщетно пытался найти хоть одного из вратарей, говорящих по-английски. Кое-как понял, что они ничего не решают, надо идти в какую-то будку в 100 метрах, что-то типа бюро пропусков. Там сидят два Араба с ну очень важным видом. Один кое-как снизошел до общения и послал за билетом на паром. Без билета войти в порт нельзя. Билеты продают в другом здании, которое находится еще в 100 метрах через дорогу. Билет для иностранцев стоит примерно $40 и расставаться с такой суммой просто так показалось неинтересным.
Около касс один иностранец посоветовал идти в другой конец порта, вроде там есть еще ворота, не такие важные, как основные и там можно договориться.

Ворота действительно были. Охраняющий их солдат послал к очень большому начальнику. Очень большой начальник с кучей огромных звезд на погонах сидел в своем кабинете и плакал. Скорее даже не плакал, а просто лил горючие слезы. На вопрос, как бы попасть внутрь, сквозь слезы на вполне сносном языке он поведал грустную историю о потерянном сотовом телефоне с 500 адресами и о том, что дальнейшая жизнь не имеет смысла. Выслушав столь душещипательную историю и посочувствовав, я вежливо поинтересовался, а нельзя ли пройти внутрь, однако в ответ услышал тот же рассказ слово в слово. После третьей попытки выслушал ту же историю в третий раз. Поняв, что эти ворота измором не взять, в отчаянии побрел к основным воротам, сел недалеко на камешек и начал думать нелегкую думу, как бы узнать хоть что-нибудь полезное.

Присмотревшись, понял, что через ворота постоянно шныряет довольно много людей без формы, но с таким гордым видом, который отличает любого Египетского начальника, даже если он командует всего лишь одним верблюдом. Начал потихоньку приставать к прохожим, абсолютно честно рассказывая, что мне нужна всего лишь консультация по поводу въезда в их страну на машине. В принципе, надежда что-нибудь выбить в порту уже давно угасла, но до обратного автобуса было полно времени, так что я почти ничего не терял.

Прошло всего минут 15 – 20, как один из прохожих сначала выслушал мой бред, а потом на вполне понятном английском заявил, что он почти самый главный таможенник и вообще-то собирался пообедать, но обед подождет и сейчас он мне все объяснит. Я долго не мог поверить в такую удачу. Он потащил меня в порт, но охрана была непреклонна и без какого-то очень важного разрешения в порт меня так и не пустили. На что разозлившийся таможенник потащил меня в здание бюро пропусков, довольно бесцеремонно выгнал оттуда двух арабов в форме вместе с их гроссбухами, в которых они фиксировали входящих и выходящих и подробно на бумажке объяснил мне что нужно, да и еще оставил свой телефон в придачу. От предложенных денег вежливо отказался и пошел обедать. Это был один из немногих случаев в жизни, когда от общения с арабским чиновником осталось такое приятное впечатление. Позже я несколько раз просил Салаха звонить ему и он всегда все терпеливо объяснял.

Правда ситуация оказалась довольно нерадостная. Для въезда в Египет необходим документ, который они называют Триптих, но больше известный как Carnet de Passage.
Его можно сделать прямо на границе, но стоит примерно 400$ и плюс залог 10 000$, который при обратном выезде возвращается. Он настойчиво советовал сделать Триптих в другой стране, якобы это должно стоить намного меньше.

Пошел гулять вокруг порта и наткнулся на семью Французов, путешествующих по Африке. Они проехали через Тунис и Ливию и теперь возвращались домой через Иорданию, Сирию и Турцию. Делать им было нечего и они с удовольствием рассказали, что получили Carnet de Passage во Франции, заплатив за него 200 евро и 1200 в залог, что намного дешевле, чем в Египте.

Вернувшись в Дахаб, написал в самый большой автоклуб в Европе, Немецкий ADAC. Ответили довольно быстро, пообещав сделать документ за 200 евро с залогом в 2000.

Еще написал в журнал «За Рулем», в принципе не надеясь на ответ, однако ответ все-таки пришел. Начальник отдела путешествий Игорь Моржаретто написал, что он проехал больше 30 стран, но о таком документе никогда не слышал.

Той же зимой уже практически выехал через Германию на Опеле Астра 99 года, о чем проинформировал ADAC. Они внезапно сначала ответили, что они очень сорри, но залог уже не 2, а 5 тысяч Евро, а через день написали, что страховая компания вообще отказалась страховать иностранца, а без страховки вообще ничего не получится. Так поездка прошлой зимой умерла, не начавшись.

Однако идея не умерла, а так и осталась тихонько тлеть. Осенью 2005 года начал поиски организации, способной выдать заветный документ. Выяснилось, что в России такой организации нет вообще. После долгой и муторной переписки со всеми Европейскими автоклубами только Итальянцы согласились выдать Carnet de Passage. Правда, им надо было заранее сообщить, на какой машине поеду, так как залог зависел от этого. Чем дешевле и старее машина, тем меньше залог. Выбрать правильный автомобиль было нелегко. Надо было совместить несовместимое – машина должна быть старой, но надежной. Я отдавал себе отчет, что возможности сервиса в некоторых странах очень близки к нулю, особенно не зная арабского языка, так что при серьезных поломках или даже аварии было бы дешевле просто бросить машину и уйти пешком или на верблюдах.
К тому же, как я знал, по Египетским и Турецким законам машина должна была быть собственной, никакие доверенности не признаются.

По счастливой случайности, у одной хорошей знакомой в пользовании был старый Гольф 92 года, оформленный на меня. Пробег был немаленький, в районе 300 тысяч, но обслуживалась машинка регулярно и бегала для своего возраста неплохо. Переговоры с хозяйкой длились недолго и вот уже Гольфик стоит за окном. Никакой особой подготовки не проводилось. Взял с собой максимально возможное количество разнообразных шлангов, хомутов, проводочков, запасной бензонасос и вообщем-то все. Основная надежда была на Русский авось и она оправдалась. Забегая вперед, скажу, что собственно за дорогу туда и обратно из неисправностей сгорели 2 лампочки и все.

Сообщил Итальянцам данные машины, те быстро посчитали залог. Насчитали всего 2000 евро, правда, платить их наличными нельзя, надо класть на текущий счет в банке, а банк должен быть обязательно итальянский. Опять внедрился в Интернет, откопал список всех итальянских банков и всем разослал письма с вопросом, не пожелают ли они открыть мне счетик в своем банке. Ответ пришел только из одного из самых крупных банков – UniCredit. Некто Лорена Бертосси написала, что они будут несказанно рады открыть мне счет и если я потружусь сообщить, в какой части Италии я появлюсь, они немедленно подберут правильное отделение и будут ждать меня там с цветами. Я ответил, что отделение нужно в самом Риме. Правда, больше ответов не было, но меня это почему-то не насторожило. Как выяснилось впоследствии, зря.

В Рим приехал поздно вечером. Подобрал гостиницу недалеко от автоклуба, в котором должны были сделать документы, и свалился спать. В 9 утра уже был в клубе, где наткнулся на огромную очередь. Простояв больше часа, сел на прем к девушке, сносно говорившей по-английски, что в Италии большая редкость. Она быстро нашла мою переписку, правда сообщила, что меня вообще-то никто не ждал. Тут же разочаровала, что работы очень много и документы будут делаться дней 10, вместо обещанных двух, переслать их никуда нельзя, получать надо лично и вообще она ничего не гарантирует. Ну ладно, делать нечего, пошел открывать счет.

Пока стоял в очереди, общительный старенький Итальяшка, который, видимо еще с Муссолини за руку здоровался, посоветовал ехать на площадь Христофора Колумба, которая всего в нескольких остановках. Там есть представительства всех крупных банков и я должен был быстро решить свою проблемку.

Разочарование пришло быстро. Во-первых, в банках почти никто не знает ни слова ни по-английски, ни по-немецки, не говоря уже о русском. Сначала в недрах банка выискивают какого-нибудь суперспециалиста по иностранным языкам, потом он быстро объясняет, что счет иностранцу, не живущему в Италии официально и не имеющему официальной работы, открыть невозможно. В паре банков готовы были открыть такой счет, но надо было обежать десяток министерств и получить кучу справок о том, что никаких претензий ко мне нет и тогда может быть все будет хорошо.

Ну ладно, в кармане лежит распечатка письма из UniCredit с обещанием счастья, оставил его напоследок, тем более что главный офис вот он, сверкает всеми тремя этажами. В UniCredit быстро разочаровали. Решение о счетах для иностранцев принимает очень специальный директор, который будет только завтра, а может и послезавтра. Очень удивились моему письму. Проверили список всех сотрудников с телефонами, Лорены Бертосси не обнаружили вообще.

Думал недолго. Бросать пробег на полпути не хотелось. Решил идти напролом, авось по дороге придет решение. Надежда умирает последней, египетская бюрократия очень похожа на нашу. Вроде ничего нельзя, но если очень хочется, то можно. Дело шло к вечеру. Вроде в 8 часов должен быть паром в Грецию из Бари на юго-востоке Италии. 400 километров до Бари через ставший уже привычным ливень и вот за какие-то минуты до отплытия заезжаю на пароход.

Паром должен был прийти в греческий порт Игуменица в 5 утра, но зачем-то начали колотить в двери и звонить по телефону в 3. Подумал, что наверное приходим раньше расписания, умылся и собрался, но на землю съехали как раз в пять утра. Лучше бы поспал лишний часок в койке, это следующий раз удалось не скоро.

Греция встретила новейшим автобаном, правда он кончился километров через 40 и начался такой серпантин, что дорога в районе Сочи кажется взлетной полосой. Вдобавок появился снег в таких количествах, что я уже не был уверен, Греция ли это. В очередной раз поблагодарил сам себя за мудрое решение поставить в поездку в Африку новую зимнюю резину. Серпантин иногда для разнообразия переходил в свежепостроенный автобан, потом обратно. Видимо, строят сначала самые простые участки. Такое безобразие продолжалось километров 200 и с рассветом перешло в нормальную дорогу, местами двух-, местами четырехполосную. Никаких красот, просто скучная дорога, в меру ровная. Машин мало, обгонять легко, как обычно, хочется спать.

Закат пришел вместе с Турецкой границей. От Турецких пограничников и таможенников остались воспоминания пятнадцатилетней давности. Тогда оформление ввоза машины в Турцию занимало пару часов, надо было обойти несколько будок и окошек и почти в каждом требовали небольшой бакшиш. Сейчас все заняло полчаса, причем общаться пришлось в основном с одним офицером, хорошо говорившим по-русски.

Дорога в Сирию лежала почти через всю Турцию по диагонали, а это полторы тысячи километров, но сначала надо пересечь Босфор в Стамбуле. Помня многокилометровые пробки в районе Стамбула решил протянуть эти 270 км во что бы то ни стало и спать на том берегу Босфора. В памяти остались Турецкие полицейские, которые останавливали всех иностранцев подряд и на пальцах пытались объяснить, что произошло страшное нарушение и штраф огромный, но за 20 долларов все можно решить. Видимо за 10-15 лет прошли большие изменения. Иностранцев без дела не трогают вообще. Остановили перед Стамбулом, чтобы показать, что не горит одна фара, на хорошем английском объяснили, где купить лампочку и пожелали приятного пути.

За Босфором съехал в город, чтобы поискать гостиницу. Раньше казалось, что весь Стамбул и пригороды напичканы маленькими дешевыми гостиницами. Полчаса колесил по маленьким улочкам пригорода и ничего не найдя, решил искать паркинг на дороге. Машина надолго превратилась в дом. Паркинг нашелся быстро. Огромный, наверное больше европейских, с кафе, туалетами, ресторанами, только мотеля не хватало. Тут же подошли охранники и сказали, что здесь вполне безопасно, но если что, они всегда рядом.

Отметил переезд в географическую Азию бутылкой Греческого вина, написал кучу сообщений по электронной почте и завалился спать. Уже засыпая, посчитал, что если не спешить, то в Сирию въеду в пятницу – выходной день в Арабских странах. Из того, что удалось найти про Сирию в Интернете, знал, что и в рабочие-то дни никто сильно работать не хочет, а уж что будет с границей в выходной, одному Аллаху известно. В общем эта мысль не дала поспать как следует и еще до рассвета покинул гостеприимный паркинг. 400 километров до Анкары по платному трехполосному автобану пролетели быстро, несмотря на ливень, преследовавший почти всю дорогу. После Анкары дорога в основном тоже нормальная, по 2 полосы в каждую сторону почти везде. Правда, все время через горы и подъемы иногда такие, что грузовики ползут медленнее пешехода. Температура в южной Турции около нуля, иногда дождь переходит в снег, а мокрая дорога в гололед. В общем, легкой прогулки не получилось. Несмотря на плохую погоду к Сирийской границе подъехал часов в 10 вечера. Можно было бы и раньше, но последние примерно 200 километров дорога узкая, по горам, очень много медленных грузовиков, а при активном встречном движении обгонять тяжеловато. Серпантин закончился почти у самой границы.

Турецкая граница с Сирийской стороны совсем непохожа на ту, что граничит с Грецией. Грязь везде, куда идти непонятно. На всякие формальности ушел, наверное, целый час.
Последний чиновник на плохом немецком объяснил, что все компьютеры сломались, но за 10 долларов он поставит нужную печать, а сам все оформит утром. Правда, в итоге куча турецкой мелочи спасла положение.

Дальше шла дорога в неизвестность, ведь здесь начинался Ближний Восток. Турецкая и Сирийская границы довольно далеко друг от друга. Примерно 3 километра занимает нейтральная полоса. После Турецкого шлагбаума идет кусок нормальной дороги, которая резко заканчивается совсем и дальше идет Лунный пейзаж. Дороги нет совсем, огромные ямы, лужи и гигантские камни размером с хороший грузовик, наваленные в беспорядке. Причем, непонятно, откуда они взялись, ведь в этом месте почти равнина. Сначала не мог понять, туда ли я еду. Остановился, но по редким ползущим машинам понял, что наверное это такая вот дорога в Сирию.

Сирийская граница в этом месте – это, наверное, самое странное сооружение в мире, по крайней мере, из виденных мною. Огромное здание, уже не помню, три или четыре этажа, как бы поделено вдоль пополам. С одной стороны просто огромный холл во все несколько этажей высотой, с кучей огромных окон на первом этаже. За окнами на виду у всех стоят двухэтажные кровати, на которых, абсолютно не стесняясь, спят и едят стражи границы. В каждом из окон прорезаны маленькие отверстия, через которые и происходит работа. То есть все живут на работе, как в старых фильмах про Ленина и революцию. Почти все без какой-либо формы, босиком или в пляжных тапках, хотя на улице около нуля. Везде огромные портреты вождей и их гениальные изречения. Все надписи только на арабском.

Минут пятнадцать просто пытался понять, с чего начинать пересечение этой чудо-границы. Подошел к какой-то будке, обратился к кучке людей без формы. Один из них более-менее сносно понимал английский. Он пошел со мной в главное здание и начал заполнять вместо меня какое-то заявление, которое надо было обязательно написать по-арабски. Когда бумажка была почти написана, подбежал како-то смешной человечек, ростом не выше метра шестидесяти, толстенький и какой-то суетливый. На очень корявом русском объяснил, что его зовут Мустафа, что он долго жил в Москве, что там есть какая-то загадочная фирма Космос, что он ее хозяин и сейчас он будет мне помогать.

Я еле успевал бегать за Мустафой от окошка к окошку. Все очень запутано. Чтобы поменять деньги, надо сначала получить какую-то бумажку в одном окне, потом с ней бежать к другому, потом отдать деньги в третье, потом еще куда-то и в результате после десяти минут беготни получаешь заветные сирийские бумажки где-то в другом конце здания. Такое ощущение, что правительство пытается обеспечить хоть какой-то работой абсолютно все население и поэтому придумывает никому не нужную работу. При этом половина работников спит на рабочем месте. Надо подойти к койке, разбудить очередного труженника, он делает свое дело и идет спать дальше. При этом никто не возмущается, похоже так принято. Вообще все Сирийцы удивительно приветливы, несмотря на явную нищету. Похоже, их вполне устраивает эта беззаботная, хоть и бедная жизнь.

В некоторых окошках Мустафа требовал у меня 50, иногда 100 сури (1-2 доллара), вроде как для ускорения всей операции. Уплатив 90 долларов за Сирийскую страховку и кучу мелочи для ускорения, получил заветный документ, разрешающий ввоз автомобиля в Сирию. Мустафа попросил уже не помню сколько сури за работу и пожелал счастливого пути, настояв, чтобы я обязательно записал его телефон на будущее.

Меня немного смутило, что никто ни разу не спросил про Сирийскую визу, но подумал, может так и надо. На выезде из этого зоопарка все встало на свои места. Все документы проверяют сразу несколько человек, все как один босиком, но опять очень добродушные. Исключительно на арабском объяснили, что проблема очень большая и надо ехать за штемпелем обратно. Делать нечего, поехал искать Мустафу. Мустафа при встрече обрадовался как родному, хлопнул себя по лбу, как же он забыл про визу и повел меня к очередным окошкам. Тут я первый раз увидел сирийского пограничника в форме и обуви. Правда он спал на своей койке, но это уже не удивляло. Проснувшись, он первым делом попросил 20 сури просто так, потом покрутил мой паспорт и сказал, что надо идти к генералу. Делать нечего, идем к генералу. Генерал занимает комнату как бы между первым и вторым этажом с огромным окном, через которое он наблюдает за всем этим спектаклем. Здоровый двухметровый мужик в спортивном костюме с вытянутыми коленками и пляжных тапках на босу ногу встретил тепло. Общались через Мустафу. Минут десять он расспрашивал, в основном, не еду ли я в Израиль, не был ли там и не планирую ли когда-нибудь туда попасть. Разумеется, на все вопросы отвечал твердое НЕТ, не был, не привлекался, не планирую. Потом вопросы повторялись несколько раз, но я был непреклонен. Удовлетворенный генерал дал команду и заветная виза была получена молниеносно. Мустафа попросил еще немного денег за аудиенцию с генералом и мы наконец-то окончательно распрощались.

Выехал за шлагбаум часа в 3 ночи и сразу же встал. Было ощущение какой-то прострации после долгого общения с такой своеобразной границей. Накопившаяся усталость, недосыпание, вокруг туман, легкий дождик, темнота, неизвестность впереди, пустой бак, в общем состояние не самое лучшее. Решил поспать хоть немного прямо на границе, но несмотря на усталость, сон никак не шел. Хотя из рассказов бывалых знал, что Сирия одна из самых спокойных стран, все равно вздрагивал от каждого шума.

На рассвете решил потихоньку двигаться дальше. Первым делом надо было добыть бензин. Заправки встречаются часто, но состояние примерно как у нас лет 20 назад, даже наверное хуже. Древние, полуразвалившиеся колонки, все держится на скотче и каких-то веревочках. Ямы, лужи солярки, оборванные шланги без пистолетов и никого. На некоторых заправках из будок высовывались заспанные люди, но говорили только бензин ма фишь, то есть нет бензин. Кое как дополз до широкой трассы Алеппо-Дамаск. Две полосы в каждую сторону, вполне приличная дорога. Стрелка уровня топлива забилась в угол и не шевелится. Доехал до большой заправке и решил жить здесь. Ведь машины вокруг ездят, значит бензин все-таки бывает.

Постучал в будку при заправке. Какой-то мужик в арабском балахоне с двумя детьми суетился по хозяйству. То, что все босиком, уже не удивляло. Из его объяснений, разумеется на арабском, понял только то, что он к заправке не имеет отношения, а заправщик должен быть в соседнем доме. Все трое бросили свои дела и пошли искать заправщика. Того дома не оказалось и араб послал детей искать его где-то в деревне. Минут через десять появился заспанный беззубый король заправки, разумеется, босиком. Сначала на каком-то клочке газеты долго записывал что-то с колонки. Потом вроде разрешил заправляться. Колонка с треском выдала литра три заветного бензина, потом что-то затрещало, зашумело и процесс замер. Заправщик полез в какой-то люк недалеко от колонки, достал там какой-то огромный насос, больше похожий на железнодорожную дрезину, позвал какого-то добровольца и они начали качать. После этого колонка выдала еще несколько литров и процесс повторился снова. Кое как с помощью Аллаха получился полный бак. В Сирии бензин стоит меньше полдоллара. После Турецкого бензина за два доллара за литр кажется просто даром. Между тем сбежалось полдеревни. Все с интересом глазели на непонятные номера. Кто-то понял, что машина из России. Отношение к русским отличное. Все улыбаются, приговаривают что-то типа Сури – Руси - дружба навеки. Израиль плохо. Почти все Сирийцы очень похожи на обычных арабов, как в Египте, но кожа абсолютно белая, как будто солнца там никогда нет.

400 километров до Дамаска пролетели быстро, дорога везде хорошая, движение слабенькое. Указатели дублированы латинскими буквами. Везде почти равнина, иногда невысокие холмы, по обочинам растут красивые кедры. Похоже, ветра со стороны Ливана здесь бывают сильные, потому что кедры растут под углом почти 45 градусов в одну сторону. Местные жители очень радушные, как только обгоняешь автобус, тут же непонятно откуда достают сирийские флаги и начинают ими радостно размахивать и что-то толи петь, толи просто кричать.

Дорога долго идет вдоль Ливанской границы, очень много указателей на Ливан. Попадаются ливанские машины. Судя по машинам, уровень жизни в Ливане гораздо выше. С другой стороны совсем недалеко граница с Ираком. Весь этот райончик можно посмотреть здесь: http://www.nationalsecurity.ru/maps/middleeast2.htm . Хорошо было бы все эти страны посетить, но жалко времени.

Вокруг Дамаска объездной нет, да и надо бы город посмотреть хотя бы мельком. Правда, в Дамаске никаких особенных достопримечательностей вроде бы нет. Город однообразный, двух – трехэтажные лачуги, похожие на Египетские. Правда, в отличие от Египта дожди здесь бывают, так что жить без крыши не очень комфортно. На каждой крыше несколько спутниковых тарелок, все разного цвета и размера. Зачем несколько разных тарелок на один совсем маленький домик, непонятно. С холмов город похож на огромное поле с кучей разных круглых цветов, настолько много тарелок.

Где-то, по ощущениям, совсем в центре, указатели на Иорданию пропали. Точно знал, что Амман четко на юге, но небо было в тучах и шел приличный дождик, так что определить направление по солнцу не удалось, а компаса не было. Пришлось спрашивать дорогу. Объясняли все охотно, жалко только что кроме направления по пальцу ничего непонятно. В очередной раз поразился доброжелательности сирийцев. Такое ощущение, что любой с удовольствием бросил бы свои дела и поехал бы со мной в Иорданию и пришел бы с границы пешком обратно, лишь бы помочь найти дорогу.

От Дамаска до границы совсем близко, меньше ста километров. Граница с Иорданией совсем непохожа на северную границу с Турцией. Все в форме и даже в обуви. Кое где есть надписи на английском. Побегать пришлось много, но как-то все прошло быстро. Почти все работники просят денег, но как-то ненавязчиво. Типа дали – хорошо, не дали – тоже хорошо. Сирийские деньги ушли на бензин, но однодолларовым бумажкам сторожа границы радовались, как дети.

Иорданская граница порадовала. Почти все говорят по-английски. Все довольно быстро, бумаг минимум. Страховка вместе со всеми необходимыми документами примерно 20 долларов. Столько же Иорданская виза. Уровень жизни в Иордании гораздо выше, чем в соседних Египте и Сирии. Похоже, судя по работе границы, это заслуга нормального правительства.

На этой границе полно машин из всех арабских стран, в основном из Абу Даби, Дубая, Шарджы, , Омана, Кувейта, Бахрейна, Катара, в общем из богатых стран Персидского Залива, хотя это довольно далеко. Непонятно, что они делают здесь, в двух тысячах километров от дома. Машины у всех довольно новые и вообще вид какой-то не такой, к которому мы привыкли в Египте. Одежда арабская, но сами люди по поведению больше похожи на нормальных Европейцев.

Столица Иордании Амман недалеко от границы. Вокруг города есть объездная дорога, но раз уж попал сюда, решил проехать через центр, на чем пару часов и потерял. Как выяснилось, смотреть в Амане нечего. Город не похож на другие арабские города из тех, которые я видел. Скорее, по духу ближе к Стамбулу. Дороги довольно широкие, но машин очень много. Правда, движение вполне упорядоченное, так что ездить несложно. Солнца опять нет, опять ливень. Указатели на Акабу пропали. Плутал долго. В конце концов решил спрашивать дорогу. Зашел в какой-то дорогой автосалон. Прилично одетый продавец бросил клиента и минут 10 рисовал мне подробную карту на нескольких листах. Клиент не возмущался, а наоборот, с удовольствием подсказывал на вполне приличном английском.

Тем временем стемнело, очень хотелось спать, но твердо решил доехать до Акабы, порта на Красном море, откуда ходят паромы в Египет. Из источников в Интернете знал, что точного расписания нет, но вроде есть два парома и оба утром. Дорога до Акабы отличная, коротал время мечтами о том, как сегодня вечером буду спать на настоящей койке в отеле, о душе с горячей водой и нормальном ужине. Правда, мечтам опять не суждено было сбыться. На улице было довольно прохладно, местами продолжался дождик. Все это было мне непонятно, ведь от Акабы до Дахаба, в котором никогда не бывает дождей, всего 100 километров, но погода была совеем непохожа на Дахабскую.
Все резко изменилось всего за 20 километров до Акабы. Очень долгий и крутой подъем, потом такой же долгий и крутой спуск к морю и вот первый раз за всю поездку окончательно выключаю печку. Иордания на юге совсем узкая, справа за горой Израиль, слева Саудовская Аравия. Периодически ловлю Израильское радио на русском языке.
Вообще пока ехал по Сирии и Иордании, почему-то не покидала мысль о том, что нахожусь в каком-то особенном мире. Еще из детства эти места казались какими-то особенными, наверное, потому что совсем недавно здесь было много локальных войн и мелких конфликтов и все эти названия постоянно мелькали в новостях. Очень запомнился перекресток в Сирии. Природа в этом месте очень напоминает нашу среднюю полосу, обычный перекресток, обычный синий указатель, только вместо Тамбова или Ростова Дамаск прямо, Багдад налево, а Бейрут направо.

На всякий случай решил сначала заехать в порт, узнать про утренний паром, купить билеты, ну а потом искать гостиницу. Правда, с гостиницей в очередной раз ничего не получилось. В порту кое как нашел нужную кассу и там порадовали, что паром уйдет буквально через несколько минут и мне страшно повезло. Правда, было это в 10 часов вечера, а в пароход я в итоге заехал только в 3 часа утра. Покупка билета заняла час, что-то там глюкнуло сначала в одном компьютере, потом в другом, но в итоге заветный билетик в кармане, формальности пройдены и я встаю последним в довольно приличную очередь из легковых машин. Позже выяснилось, что почти все машины гонит всего несколько водителей, похоже на продажу. Каждый из них подгонял машину к парому, потом бежал бегом за следующей и так раз по 10. В итоге погрузка заняла довольно много времени.

В порту творится что-то невообразимое. Поскольку уровень жизни в Египте гораздо ниже, чем в соседних Иордании и Саудовской Аравии, то Египтяне ездят к соседям на заработки, а обратно тащат огромные тюки просто устрашающих размеров. Весь порт завален этими тюками. Тюки грузят в огромные прицепы безо всякой системы и потом эти прицепы загоняют в паром. Для меня до сих пор загадка, как потом каждый находит именно свой груз, никаких надписей или системы погрузки я так и не нашел.
Акабский залив очень узкий. Стоя в порту, отлично видно египетский и израильский берега. На египетской стороне почти кромешная темнота, кусок Израиля, а он всего километров 10, весь в море огней. Это курортный город Эйлат. Телефон ловит 4 страны – Египет, Израиль, Иорданию и Саудовскую Аравию.

Паром по сравнению с Европейскими небольшой, но то количество людей и мешков, которое туда набивают, Европейским конструкторам скорее всего даже и не снилось. Везде грязь, люди сидят и лежат абсолютно везде. Народу столько, что сесть уже негде и большинство просто стоит. В окна видел каюту примерно метров 10 на 20 с самолетными креслами, но она почему-то была наглухо закрыта. Через час бесполезных поисков места, где можно хоть как-то поспать случайно нашел что-то типа стойки администратора. Прождав полчаса, получил за 10 долларов каюту. В каюте было тепло и из крана текла настоящая горячая вода, правда не было постельного белья и полотенца и вообще как-то показалось, что последняя уборка была никогда. Полотенце было в машине, но к этому моменту на паром набилось столько арабов, что пройти к машине было просто невозможно. Примерно в 7 утра радио в каюте начало истошно орать на арабском. Похоже, подплываем к Египетскому берегу. Потом специально для меня на довольно чистом русском прокричали несколько раз: - Русский водитель, Русский водитель, быстро к машине.

Довольно быстро съехали на берег. В принципе, можно было почти с чистой совестью сказать, что я доехал до Египта, правда пока только до азиатской части, ведь Синайский полуостров, это еще не Африка. Начиналось самое трудное – оформить машину. Сначала начал искать свой паспорт – его отбирают на пароме и обещают вернуть в порту. После долгих поисков нашел какую-то специальную комнату, куда поступают паспорта всех иностранцев. Оказалось, что за марками надо идти куда-то в другой конец порта, еще какое-то разрешение в третьем конце, но за полчаса виза была получена.

Тут то меня и нашли двое улыбчивых полицейских с повязками «Туристическая полиция». Оказалось, они появились совсем недавно специально для помощи прибывающим и убывающим иностранцам. Забегая вперед, скажу, что без их помощи, наверное, преодолеть бюрократическую систему было бы почти невозможно. К сожалению, с английским у них было почти никак. Зато они проходили везде без очереди, расталкивая арабов, рядом с ними чувствуешь себя каким-то олигархом. Примерно так относились к иностранцам в советское время у нас, как к инопланетянам с планеты жвачки и джинсов.

Первым делом они спросили, есть ли у меня Carnet de Passage. Отрицательный ответ поверг их в ужас. Они долго совещались, но проблему все равно надо было решать. В принципе, я знал, что эту бумажку можно сделать прямо в порту за 2000 фунтов ( 350 долларов). Рядом с площадкой, где оформляют машины, полно будочек с всякими фирмочками, оказывающие всякие сопутствующие услуги. После долгих переговоров выяснилось, что документы иностранцам делают только две конторы. В одной сказали, что какой-то очень важный специалист будет только через неделю, с другой начались долгие переговоры. Главная проблема, кроме собственно документа, в том, что надо платить залог 10 000 долларов, в качестве гарантии обратного вывоза машины. Десяти тысяч у меня с собой, разумеется, не было.

После долгих переговоров, многочисленных звонков в Каир и еще куда-то вроде бы нашелся вариант меньшего залога, но письменной гарантии египетского гражданина. В этом случае вроде бы залог уменьшался вдвое.

Ни на что не надеясь, позвонил на станцию 5 квадратов в Дахаб. Спасибо Дахабским, вошли в ситуацию и тут же выслали Митхеда в порт, да еще с кучей денег в придачу.
Пока Митхед ехал, познакомился с Турком и Американцем с Американкой. Они путешествовали по Африке на мотоциклах. Правда, у Американцев мотоцикл был с Кувейтскими номерами. Они сидели в порту уже больше суток. Что-то неправильно было оформлено в документах и они ждали подтверждающих факсов, а было всего лишь утро субботы, а сделать что-то можно было только в понедельник. Они умоляли пустить их в Дахаб хотя бы без мотоциклов, но по местным законам для этого надо было поставить мотоцикл на таможенный склад, а это стоит примерно 35 долларов, причем неважно, едешь ты на автомобиле, мотоцикле или верблюде, сумма одна. Они принципиально отказывались платить, а Американцы демонстративно поставили палатку прямо около таможни и начали варить что-то рядом с палаткой. Турок оккупировал большую лавочку, прицепил к ней мотоцикл цепью и, похоже, смирился со своей участью.

Тем временем приехал Митхед. Оказалось, что войти в порт он не может, нужно специальное разрешение чуть ли не президента Мубарака. Начали общаться по телефонам, туристический полицай с одной стороны, я с другой и изготовители документов с третьей. Все это заняло часа полтора, правда, результат оказался очень плачевный. Мало того, что вариант с маленьким залогом умер, не родившись, еще выяснилось, что по каким-то очень важным причинам документы можно сделать только в Каире. Не хотелось в это верить, но Митхед сказал, что ситуация действительно серьезная и придется ехать в Каир без машины.

Оказалось, цирк только начинался. Для того чтобы выйти из порта без машины, надо поставить ее на таможенный склад. Начали собирать бумажки для постановки на склад. Я полностью отдался в руки туристической полиции и просто тупо ходил за ним, подписывая бумажку за бумажкой. Побегав полчаса, вспомнили, что у нас есть машина и начали ездить на машине. С того дня я выучил территорию порта наизусть, могу спокойно продать сведения любой разведке.

Часа через два, собрав все бумажки, подъехали к складу. На входе комиссия из трех человек. Тут началось самое интересное. Один из таможенников, сносно говоривший по-английски, абсолютно серьезно заявил, что я должен абсолютно все вещи забрать с собой и оставить на складе голую машину. В багажнике мирно лежали 36 банок соленых огурцов, гик для Бездельника и вообще, после недели путешествия все было разбросано так, как будто в машине прошла небольшая война. Препирались очень долго, ездили к каким-то ну очень большим начальникам уже втроем. Втроем на маленьком Гольфе, да еще с гиком на полсалона не очень-то комфортно. В итоге главный начальник сказал, что я должен подписать бумагу о том, что если что-нибудь пропадет, то я никаких претензий иметь не буду. Бумагу подписал и начался следующий акт концерта.

При въезде на склад устроили досмотр машины. Минут пятнадцать объяснял назначение пятилитровой канистры с зеленой незамерзайкой. По-моему, никто из арабов так и не понял, что вода иногда бывает твердой, а на небе кроме Аллаха бывают тучи и оттуда может просто так падать что-то похожее на пух, из чего можно слепить снежную бабу.
Потом на свет была извлечена бутылка пива «Невское светлое», купленного еще на выезде из России. Таможенники что-то долго обсуждали и вынесли вердикт – пиво надо или у
910.jpg
Экстремальный портал VVV.RU TopList
rating wind.ru
Проект Олега Острикова & Zerkalo Vetra © 2017